Валентина Ивановна Атоманова 
Чтобы душенька успокоилась
Я, уже не житель Эстонии, к сожалению. Вначале хочу вкратце ответить на вопросы вашей анкеты «Сокровищница памяти», а далее как получится. Я – русская, россиянка, родилась 17 июня 1946 г. в городе Ленинграде, где выросла, выучилась и вышла замуж. В этом году мне исполнится 65 лет. До приезда в Эстонию жила в Ленинграде, в центре города, у Техноложки, на 1 красноармейской улице. Вышла замуж за военного моряка, которого направили служить в Эстонию, в г. Палдиски. А как известно в поговорке русской «куда иголка – туда и нитка». В Эстонию г. Палдиски, я приехала в мае 1969 года. У нас с мужем уже была дочь, 1968 года рождения, но мы её отправили в Украину, к матери мужа, т.к еще было не известно с жильем в Палдиски, и я одна к нему приехала. Скажу честно, об Эстонии в Ленинграде, у побывавших в Таллинне, остались очень теплые и яркие воспоминания. «В Эстонии – как заграницей: чисто, тихо, много диковин – сувениров» - приходилось слышать такие отзывы… И я, еще доучилась в школе, очень-очень сожалела, что мне не удалось съездить в Таллинн на автобусную экскурсию, всего-то 5 рублей стоила эта поездка… Даже завидовала одноклассникам, побывавшим в Таллинне, слушая их впечатления!
Но вот Судьба улыбнулась и мне!!! Я приехала жить из Ленинграда в Эстонию! Пусть Палдиски не Таллинн, но – та же Эстония! Впечатления первые были же, конечно, о Палдиски, закрытом военном городке. Тихий, зеленый городок, нет такого городского шума, как в Ленинграде, а главное – продукты почти все были дешевле, чем в Ленинграде!!! И – качественнее!!! Но появились и трудности, - с жильем, в первую очередь, да и с работой. Месяца 2 жила в комнате сослуживца мужа, который уехал в отпуск. Далее нам дали опять-таки комнату (все так же, в коммуналке). С бронированной комнаты, по возвращению хозяев с Польши, мы перебрались в финский домик, в 2-х комнатную отдельную квартиру, с печным отоплением, без газа (плита была в кухне, дровами тоже отапливаемая), без водопровода, без туалета… Туалет – на улице, в 60 метрах от дома, вода – в колонке, на улице тоже, с ведрами ходили за водой. Дрова, уголь – в сарае. Удобств – никаких. Но и в Ленинграде мы жили с мамой (она – блокадница, с  1929 г. жила в Ленинграде, безвыездно, в 1976 г. умерла, в крематории там захоронена) в коммуналке, в 8 комнат, 25 человек жило в квартире, где не было ванной, был 1 туалет, 1 раковина в кухне, 2 газовые плиты (8 конфорок всего). Правда, было отопление и был в раковине кран с горячей водой. С соседями жили все дружно, война сплотила людей. Та что особых-то претензий к неудобствам, с моей стороны и не было, в Палдиски. Ближе к концу 1969, и дочку в Палдиски привезли. Вначале пришлось устроиться работать в Палдискую городскую больницу. Тогда главврачом был доктор Пауклин, эстонец, очень даже добродушный и хороший человек!!! Все наставлял меня учиться идти, на курсы медсестер. Я добросовестно выполняла свою работу санитарки в общем отделении, ухаживала за больными, разогревала вечером бачок с водой, чтоб люди могли попить чай, кофе. Но вскоре нашлась работа поинтереснее, почище. 
Устроилась работать на технический склад в/части, делопроизводители – машинисткой. Вскоре, в 1972г, родилась (уже в Таллинне) вторая дочь. Но до1985г я все время только в Палдиски работала, пока наши дети не повзрослели. А в Палдиски работа основная – только в войсковых частях. Естественно, мы свободно выезжали и в Кейла и в Таллинн, за покупками, или просто знакомиться с городом. Я в первую очередь купила эстонско-русские разговорники и словари. Но ведь в Палдиски все говорили только на русском.… А вот когда дочери наши в школе начали изучать эстонский язык – мне лично стало легче также изучать и говорить на эстонском языке. Было бы несправедливо жить в Эстонии и кроме «tere» ничего не знать – не понимать!
О соприкосновениях (первых) с эстонцами. Во всех странах, среди всей нации, есть, конечно, националисты. Но мне как-то везло, не сталкивалась с хамством. Да я сама в общем-то не конфликтная, коммуникабельная. 
А когда дочери подросли, я рванула на работу в сам Таллинн, там заработки больше! Устроилась работать на завод «Punane Ret», прессовщицей радиодеталей. Там уже коллективы эстонско-русские были, чаще слышала эстонскую речь. Начальник цеха и бригадирша были эстонцами, кстати, о них остались добрые воспоминания! Смущалась очень тем, что почти не понимала разговора среди эстонцев. Но люди там были лояльные, всегда либо переводили мне о чем они говорят, либо в моем присутствии просто говорили по-русски. Ну а о заработках тех, на заводе, особый разговор!!! В Палдиски выше 82р. 50 к. заработка не было, у меня. А тут...- Я аванс вдруг получила (!!!) - 90р. А получу - еще больше - 160р.
Помню, - заболела, заволновалась, а вдруг где-то ошиблись, слишком МНОГО насчитали!!! Но все мои тревоги оказались напрасными. Мне везло, - попадались везде дружные коллективы, что в Палдиски, что в Таллинне! Вскоре и "Punane Ret" расформировали, цеха перевели в пригород, стало неудобно добираться, 2-3 пересадки надо было делать. Пришлось уволиться. И опять-таки я нашла очередную работу в Таллинне, на ул. Ломоносова, "Эстминлеспром", в машинописное бюро приняли. Был там министром С. Ф. Синани. Там мне еще больше повезло с изучением эстонского языка! Даже печатала тексты рукописные на эстонском. С телевидения нам приносил Урмас Отт свои рукописи о встречах с очередными артистами, давал нам на этом подработать.
Скажу не лукавя - Эстония стала моей второй родиной, после Ленинграда! Я люблю ходить пешком, узнавать новые, мне не знакомые, места. В Таллинне я исходила пешком много мест, знала где можно сократить путь, проходным двором пройти, где что находиться. Могла уже даже изъясняться на эстонском языке, что-то спросить, сто-то ответить, или же сказать "ma ei saa aru, ma ei tea". Извините, но уже стала забывать, как пишутся слова. 
Таллинн - красивый город, он мне близок также, как и мой Ленинград. А Палдиски! Да там вообще все буквально близко и знакомо! Леса - полные ягод и грибов! Заброшенные хутора, где еще растут фруктовые (но уже одичавшие) кусты и деревья!!! 
Но вот пришла "Свобода" для Прибалтики... Пришли эти лихие 90-е годы, когда всем стало плохо... Войсковые части стали расформировываться, распадаться, военных либо в Россию отправляли, в другие части, либо на дембель, на пенсии... И в Эстонии к русским изменилось отношение в худшую сторону. Мы, русские, стали оккупантами, которых сюда никто не звал, чтоб ехали в свою Россию... Обидно.
В Таллинне все почти заведения стали избавляться от русскоязычных, или эти заведения реформировались, штаты - сокращались. Появились требования, беспрекословные, к знанию эстонского языка. И я вновь вернулась, в это неспокойное время, работать в Палдиски, в котельную пошла, оператором ХВО. Был в Таллинне неприятный осадок. На ул.Вокзали (угол ул.Лай) есть магазин продуктовый, где я постоянно покупала продукты, по пути к электричке на Палдиски. Там, в мясо-молочном отделе продавщица уже знала меня в лицо (ей было лет 40-50) и я всё время заказывала-покупала у неё необходимые мне продукты, я на русском языке говорила и она на русском называла цену. Так вот, вдруг, в то лихолетье девяностых, она мне на просьбу взвесить то-то и то-то ответила на эстонском: "ei saa are, рягиме ээсти кел", "не понимаю, говорите на эстонском"... Я была шокирована, конечно, но тут же я ей на эстонском попросила взвесить, ведь я базарный язык уже знала хорошо. Но больше я в тот магазин уже старалась не заходить. Неприязнь появилась. Дальше - больше неудобств появилось. Расформировали и атомный наш центр в Палдиски, стало вообще негде работать. В Таллинне или пригороде на работу русских брать не хотели, всюду требовали знание языка, знание всех падежей, либо сдавать экзамены на категорию знания языка. Даже в больницу, уборщицей, без знания языка, не брали... А из Палдиски люди уезжали-уезжали и уезжали в Россию...
Муж в 1977 году вышел на пенсию, отслужив ровно 25 лет. Ходил в моря, от Эстрыбпрома Таллинского, повезло 5 рейсов сходить, но и Эстрыбпром преобразовался. В Палдиски он был принят в "Северный порт" - резали катера на металлолом. Но - не сработался. Был какой-то конфликт, когда его начальник обозвал "русской свиньёй" и указал уезжать в Россию... Это было начало конца. Мы засобирались тоже уезжать из Эстонии, ибо за такие слова муж вполне мог вломить по морде тому начальнику..., а это уже могло грозить и тюрьмой..., тем более если б русский ударил ЭСТОНЦА!!! Озлобленность появилась и у нас, увы. А ведь наши дочери выросли в Эстонии, закончили обе экономический техникум (старшая) и морской колледж (младшая). Старшая вышла там же замуж (тоже за военного, за русского, но уехала на север), там же и младшая вышла замуж.
Кстати, младшая так и осталась ПОКА жить в Эстонии. Нам с мужем дали вид на жительство, и - дочерям, но мы всё же в сентябре 1996 года выехали, вынужденно, в Россию, из Эстонии... Остался в то время горький осадок...
Прожили мы в Эстонии лучшие годы, мы были ещё очень молоды, проработали (прослужили) там всю свою жизнь, все 27 лет! Я лично в Ленинграде от рождения, прожила меньше лет, чем в Эстонии! Повторюсь ещё раз, что Эстония - моя вторая, любимая родина! Но...
Кому-то из политиков, надо было сделать такое..., разъединить, разобщить людей, лишить дружбы, поссорить...
И вот уже пошёл 15-й год, как мы живём в России. Оставили в Палдиски 3-х комн. квартиру, со всеми удобствами, и уехали в Тьмутаракань, в незнакомые места вовсе, в глубину России, где было ну очень некомфортно жить, хотя нам там тоже дали 3-х комн. квартиру, с удобствами. Там - вообще по 2-3 месяца задерживали людям зарплату на предприятиях, работы не было... После жизни в Эстонии мы попали в пьяный кабак будто бы... Ну что ж, послал Господь очередное испытание...
Почти большинство знакомых, соседей, друзей - уехали из Палдиски. Но, слава Богу, кто-то ещё остался там и до сих пор, я поддерживаю просто пока переписку (не считая дочери, там живущей) с ними!!!
И всё чаще и больше меня тянет в Эстонию, в Палдиски! Теперь он - открытый город! Стал городок чище, наряднее, красивее!!! Хочется приехать в Таллинн, походить по нему, неузнаваемому теперь, обновлённому!!! У меня ещё есть адреса, по которым найду голоса! И среди эстонцев у меня есть много знакомых, которых найти не составит труда, и они меня помнят, если, конечно, не ушли уже от нас всех... Меня тянет в Пирита, на Метсакальмисту съездить, на могилки, побродить по Старому городу, в Кадриорге побывать, ручных белок покормить.
Да и вообще много тёплых воспоминаний осталось! Сесть на электричку Таллинн - Палдиски, побывать по пути следования на станциях Тонди, Нымме, Рахумяэ, Пяэскюла, побродить бы летом по лесам Пылкюла. Ну а в самом Палдиски вообще много памятных мест!!! Когда мы уезжали, нам в магистрате сказали, что через 10 лет мы можем вернуться жить в Эстонию..! Хотели бы вернуться, написала я письмо о своём желании, но мне пришёл отказ... Можно въехать только опекунам к родственникам- инвалидам!!! До сих пор храню этот отказ, на память. Очень хочется приехать в Эстонию, в, родные уже, Палдиски и Таллинн!!! ХОЧЕТСЯ! Но опять это "но"... Нет у нас даже загранпаспортов, надо сделать. Быт заел. Пенсия - мизерная, цены всюду - космические и недосягаемые, здоровье - подводит, работы нет... Да сейчас и в Эстонии тоже людям нелегко живётся. А всё равно душа болит по родным местам, хочется повидать и оставшихся знакомых. По Ленинграду я особо уже и не тоскую, он - рядом, в 90 км от Луги, где мы сейчас живём. Иногда - навещаю свой город, своих подруг, сестру. Но Ленинград стал чужим каким-то, застроили все его окраины, народу - тьма... Правильно говорят, что понаехало туда всяких... Истинных ленинградцев стало очень мало, к сожалению. Но нам и в Луге хорошо! Луга местами напоминает Палдиски: электричка прямая, Луга - Санкт-Петербург; рядом речка Луга, рядом и лес, богатый ягодами, ландышами, грибами; рядом и вокзал (ж/д и автобусный), церковь, много магазинов и т.п. Здесь тоже красивая природа, много зелени, но всё же Эстония всё равно манит! Там столько сирени всюду! А как красив город Пярну, Тарту! Ездила туда на экскурсии. Была и в Риге, Вильнюсе, Каунасе. Но изо всех всё же остались Таллинн и Палдиски. Очень надеюсь, что в этом году сделаем загранпаспорта себе и - приедем хоть на 3-5 дней в родную Эстонию! Чтобы душенька успокоилась, все перемены хочу воочию увидеть!!!
Кто знает, сколько той жизни мне осталось?

Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран