И все же я счастлива

Меня зовут Зинаида Смагина. Родилась я, эстонка по национальности, 9 апреля 1931 г. в деревне Косовицы, что в 50 км от города Великие Луки в России. В России мы оказались, потому что наш дедушка уехал туда еще в царские времена. В семье нашей было три мальчика и три девочки. Отца в известное время сочли за преступника, хоть он им не был, и посадили в тюрьму, где он провел 1 год и 6 месяцев. В 1938 году я пошла в школу. По-русски знала только «да», «нет», «не знаю», потому что в семье мы говорили на эстонском.  Ко мне прикрепили одну девочку, которая учила говорить по-русски.
Помню, что 1940 год был очень морозным, а в 1941 году началась война. Когда расставались с отцом, он очень плакал, у меня же не было ни слезинки. Мне казалось – повоюют и придут домой. А когда рыли окопы, чтобы спрятаться, то это казалось забавным. Я не хотела спать дома, хотела в окопах. Мама ругала нас, что это не шутка, а война.
Настал день, когда пришли немецкие войска. Солдаты ловили кур, резали поросят, жарили шашлыки, громко говорили и смеялись. Зашел и к нам немец, стал бить маму, требуя картошку. Теперь я, ложась спать, молилась Богу, чтобы утром не было ни одного немца. 
Время шло. Как-то, играя вдали от дома, я услыхала плач и нашла маленькую девочку. Всей деревней решали, что с ней делать. Я сказала, что раз ее нашла, то никому не отдам, и девочка осталась в нашей семье. Мы ее не обижали, кормили чем могли. А потом нашлась мама этой малышки, которая стояла на коленях перед нашей мамой, рыдала и благодарила. Когда немцы выгнали нас из дому,  начались наши скитания по российским деревням. Много можно рассказать страшного, но кончилось все тем, что нас в товарном  вагоне привезли в Латвию, в лагерь Салдус. Холод, голод, болезни – вот что там нас ожидало.  Мама уговорила латышку, которая работала в лагере, чтобы нас забрали, как рабочую силу хоть куда-нибудь, в какую угодно семью. Нас забрали. Сказать, что было несладко – ничего не сказать. Когда война закончилась,  я плакала и обнимала каждого человека, каждое дерево. Обняв березу, я клялась: «Милая моя! И ты осталась жива. Я буду каждый год праздновать этот День Победы».
Прошло время , мы получили письмо от моей тети, которая после рабства в Германии вернулась не в Россию, а в Эстонию, в Вырумаа. Это зародило во мне мечту вернуться в Эстонию. Мама не хотела пускать, но потом смирилась, и я одна отправилась в сторону родины. Добиралась тяжело, можно сказать, пешком дошла до своей тети. Хорошо помню тот день, когда поняла, что я в Эстонии - постучала в дверь дома и мне ответили по-эстонски. Дошла. Меня накормили, я рассказала о себе, добрые хозяева рассказали, как добраться до нужного места – до Цолли кюла. Я дошла, но потом долго болела, потому что дорога меня совершенно вымотала. Мне было тогда всего 15 лет, но я твердо решила остаться в Эстонии. Оставшись, не гнушалась никаким тяжелым трудом, чтобы выжить. Посылала посылки своим в Россию. Позже мама (Сенни Паабо) с семьей тоже переехала. Мне очень хотелось получить хоть какую-то профессию. А с 1 января в Синди, что рядом с Пярну, в ФЗО начинались занятия. Синди мне очень понравился. Мы с сестрой выбрали профессию ткачихи. Учились, в свободное время веселились и, как все девушки, я тогда ждала своего принца... И дождалась. В 1951 г.  вышла замуж за любимого человека. Мы жили бедно, но счастливо. Теперь я пенсионерка, мы уже отпраздновали золотую свадьбу. Я люблю мужа, детей, внуков и правнуков – всех, кто пришел в наш дом.

Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран