Наталья КОЛОБОВА
Спасибо вам, что вы – мои родные люди!
На досуге наводя порядок в одном из ящиков стола, я нашла конверт со старыми черно-белыми фотографиями. На них солдаты Советской армии позировали на фоне интерьеров, которых в СССР в то время не было. На обороте снимков – дата. Они были сделаны уже более 65-ти лет назад… Среди солдат – мой дедушка, 21-летний младший сержант Павел Колобов…
«На долгую память родителям от сына Павла и от моих боевых товарищей Великой Отечественной войны. Фотографировались в городе Вена после победы нашей над Гитлеровской Германией. 13.06.45 года», – написано на обороте одной из фотографий. На обороте другой подписаны имена и фамилии товарищей, вместе участвовавших в боях против фашизма, то же место – Вена – и дата 14 июня 1945 года.
17 июня 1941 года моему дедушке исполнилось 18 лет, через пять дней началась война – Германия напала на Советский Союз. И дедушку из деревни Колобово Тихвинского района Ленинградской области, где он родился и жил до совершеннолетия вместе с родителями, братьями и сестрами, отправили на фронт. Много лет спустя он рассказывал мне, что первую военную зиму они с однополчанами пережили очень тяжело, солдатам не хватало обмундирования, теплой одежды, еды, ели обмороженный черный хлеб и мороженую сырую картошку. 
Практически с первого дня дед прошел всю войну, шел по лесам и болтам. Это чудо – но, ни разу за те четыре тяжелейших года он не был ранен. Только однажды снарядом повредил палец, пробыл в санбате один день и снова – на передовую. Дедушка не раз вспоминал, что уже начал даже мечтать о ранении, так устал за военное время, и попросту хотелось отлежаться в госпитале. 
Со своей малой родины, с Ленинградской области, он с товарищами-однополчанами дошел до Австрии. Война для него закончилась в Вене в середине июня 1945 года. Ему еще не исполнилось и двадцати двух лет, а за его плечами уже была пройденная Великая Отечественная война. 
После он вернулся в Ленинградскую область. В городе Бокситогорске познакомился с бабушкой, куда ее семья во время войны была эвакуирована из Барнаула. В Бокситогорске бабушка (тогда ей было двадцать лет) устроилась на работу в местный комитет комсомола, на ее заработок вся семья и жила: она, мать две младшие сестрички и братик (отец и старший брат с войны не вернулись). Весной 1948 года бабушка с дедушкой поженились и почти сразу уехали в Эстонию, в город Силламяэ, куда дедушку, только что окончившего курсы шоферов в Гатчине, направили на работу. Здесь у них появился сын – мой папа, ну а в 1984 году родилась я – единственная внучка.
Бабушки нет в живых уже девять лет, дедушки – около восьми. Но в моем сердце они будут жить всегда, и это скорее их, а не моя заслуга. Это им нужно сказать огромное спасибо за то, что всю жизнь я буду помнить о том, как по утрам бабушка пекла вкуснейшие оладушки, а перед сном рассказывала мне свои добрые сказки, как дедушка учил кататься на велосипеде и играть в шахматы, подолгу гулял со мной в городском парке, где мы любили посидеть в уютном кафе «Сказка», как вместе с дедом 9 мая маршировали в колонне ветеранов войны. А еще у бабушки с дедушкой была мечта – им очень хотелось, чтобы я выучилась, получила высшее образование, получила бы права на управление автомобилем и сама бы водила машину. И мне очень приятно, что, по крайней мере, достижением всего этого я смогла как бы отплатить за их безграничную ко мне любовь.
Почему мы помним рассказы наших дедушек и бабушек, храним память о том страшном времени, о героях той войны, как бы ни пытались сегодня «стыдить» нас те, кто переписывает историю? Мы поклоняемся не тоталитарному режиму, а чтим память тех, кто вынужден был оставлять семьи, родителей, кто только-только вышел со школьной скамьи, а вместо аттестата зрелости ему вручали оружие. Тех, кто не жалел ни молодости, ни здоровья. Тех, кого война лишила юности, спокойной жизни. Разве хотели они воевать? Разумеется, нет. Но выхода не было. Нужно было защищать себя, родных и близких, нужно было бороться за мирное небо для нас, ныне живущих. 
Признаться, сейчас я очень жалею о том, что раньше не так много расспрашивала бабушку с дедушкой об их молодости, о годах, которые они прожили вместе, о военном времени. Теперь, к сожалению, спросить об этом не у кого… Но каждый раз, заглядывая в фотоальбом, который они специально для меня оформили, я с трепетом в сердце прочитываю надпись на последней странице: «Наташенька, сбереги альбом, заполняли бабушка и дедушка в честь дня твоего рождения. 30 января 1988 года». И сегодня мысленно сказать я им могу только одно: «Спасибо вам за то, что вы – мои родные люди!».

Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран