Лена Пикалева
Kaк камень, оставленный на камне ...
1. Где Вы жили до того, как оказались в Эстонии? Что помните о той жизни?
Наша семья жила в маленьком городке, всего полчаса на дребезжащем автобусе, мимо красивейших крепостей и широкой реки. 
Поначалу не было прямых рейсов, несколько километров до города, ставшего мне родным  приходилось идти пешком. Там, где мы жили, не было крепости как каменного оборонительного сооружения.  А был вал, заросший травой, трудно было представить, как это выглядело. А это были крепости из кино, и там бились благородные рыцари. И несметные сокровища ждали нас. 
Река, стремительная и быстрая, с прозрачной водой, наша же плавная, омутная и темная. 
Город был интересен для меня, потому что, по семейному преданию, вся наша семья была  отсюда. Прабабка не знала русского, так и говорила по-эстонски до самой смерти. Чудесный город завораживал, но старого города не было, были остатки, но даже они были интересны.
2. Когда Вы приехали жить в Эстонию?
Я закончила 10 классов, поступила в Выборгское училище, но по просьбе любимой бабушки, перевелась в Кохтла-Ярве. Она тяжело болела, я могла чаще бывать с ней. 
Кохтла-Ярве произвел ужасно мрачое впечатление, город посреди поля, тяжелые терриконы, низкое небо. Часто отбывающие наказание («химию») сбегали, и мы, было дело, наблюдали милиционеров с автоматами на перекрестках. 
Но этому городу я обязана своим увлечением театром с волнующими репетициями и безудержным  смехом.  Сейчас я такое вижу иногда по первому Российскому каналу, у нас это называлось этюды. 
Здесь я встретила свою подругу, дружбу с которой не перываем. И учителя профессии, лучше которого не знаю. Одержимостью и солнечным восприятием пытаюсь увлечь детей, приходящих на пpактику.
3.Что подтолкнуло Вас сделать выбор в пользу Эстонии в качестве нового дома? 
Оставаться или нет - вообще не возникало вопроса, нас готовили для местного рынка труда (как сейчас говорят). Тогда было такое понятие как распределение, и моей задачей было не оказаться в столице Эстонской республики, a вернуться в маленький городок с быстрой рекой, с двумя крепостями на берегу. Виной тому была любовь, но здесь было тоже много трудностей. Получить распределение было трудно, из-за военных заводов город был не совсем открытым. К счастью, маленький поселок на взморье открыл дом престарелых, и мне повезло. До сих пор помню эту осень, мягкую, ни холодно, ни жарко, свет в деревьях, переломляясь он падал всеми оттенками желтого, так много света. Холодный ветер с моря, волны, запах соснового бора, мальчик с которым мы познакомились на ступеньках пансионата и пробродили все ночь болтая, договорившись встретиться через год, да так и не встретились. Интересно, помнит ли он меня?
4. Что Вы знали об Эстонии до того, как здесь оказались?
История моей семьи никогда не была тайной, мне всегда рассказывали. Мой прадед был из-под Тарту, закончил курсы телеграфистов в Нарве. Женился на прабабке, потомственной дворянке. Получил назначение, нарожали детей, перевезли всю семью. Остатками этой жизни сохранились чудесные альбомы, с великолепными фотографиями. И сказки бабушки, даже не совсем сказки, а поверья, как камень, оставленный на камне.
5. Оказалась ли жизнь в Эстонии такой, как Вы её себе представляли? Или же были сюрпризы? Какие?
Так уж получилось, что в конце 80-х я оказалась в центре событий, приехав к подруге. Мы стояли в цепочке солидарности, пели песни, голосовали за конгресс. Желали самостоятельности и получили ... 
Язык я пыталась учить всегда, но, странное дело... В училище была учительница, молодая девушка. Наверное, ее главная задача была обратная, она русский понимала с трудом. А наши вопросы воoбще никак не воспринимала. 
В языковые программы мне не получалось попадать, все за мои деньги, которых и так мало. 
По иронии я не считаюсь вернувшейся на родину, в моем паспорте записана национальность русская. Обидно, что люди с неизвестно каких земель, уехавшие неизвестно когда, считаются зарубежными эстонцaми. Но это я пережила.
6. Какими были Ваши самые первые впечатления об Эстонии?
По Эстонии я много ездила еще учась в школе. Здесь в геологоразведочной экспедиции работал мой отец. Мы проехали весь Северо-восток, и мельницы с печальными ивами, заливы с камнями, песчаные пляжи, заводи, разрушенные мызы остались в моем сердце.
7. Чем Вы занялись, прибыв в Эстонию - вышли на работу или же начали учиться? Как и где обустраивали жилье?
Получив распределение, я осталась работать, вышла замуж, затем родила сына.
8. Какими были первые соприкосновения с эстонцами?
Первые соприкосновения с эстонцами - смешно, мы жили вместе. Безумно завидовала им, такие книги продавались на эстонском языке! У нас нельзя было купить даже по подписке. Наши комсомольские трудовые лагеря, мы все были рядом. 
Но были чудесные песни, тихая грусть, возвращавшая в детство.
9. Как сложились Ваша дальнейшая жизнь и работа в Эстонии?
Сейчас  живу и работаю здесь. Надеюсь, что моему сыну повезет больше. Хотя «бронзовая ночь» ему помешала. Но, может, и к лучшему, не всегда хорошо, что мечты сбываются. Нo зачем лишили мальчика мечты, а теперь набирают всех подряд?
10. Вы до сих пор поддерживаете связь с друзьями и родственниками из страны, где Вы раньше жили?
Конечно, я стараюсь всегда встречаться с семьей. Я собрала все семейные легенды, много работала в архивах. К сожалению, моих родителей уже нет со мной. Теперь я - старшая.


Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран