Папа всегда хотел учиться

Bо времена Cоветского Cоюза в Узбекистане детей отправляли собирать хлопок. В России ездили картошку копать, а там хлопок собирали. Жили где-нибудь в колхозе или в школе, с утра уходили на поле, вечером возвращались; гуляли, танцевали… И мой папа тоже когда-то собирал хлопок.

Когда папе было 7 лет, его старший брат Марлен, которому на тот момент было уже 23, купил ему брюки и рубашку, чтобы папа смог ходить в школу. И папа ходил. Он бы и так ходил, конечно, только в обмотках, так как его семья жила очень бедно: работал только отец (пекарем). В двухкомнатной квартире жили вшестером. Папа делал уроки на табуреточке в тесной кухне, где его шпыняли все,кому не лень. Его братья не видели никакой пользы в учёбе.

Марлен был тренером по академической гребле, и именно он затащил восьмилетнего папу в этот вид спорта. Нередко сборы проходили в Эстонии, в городе Пярну. Мальчишкам было здесь очень интересно, для них всё было новое: другая культура, другая еда,чужой язык, по-русски говорят медленно и со смешным акцентом, кто-то вообще не говорит… а ещё им здесь очень понравилось.

Папа закончил школу с золотой медалью и очень хотел стать спорт.медиком. В Первый Московкий Медицинский Институт он не прошел по конкурсу, зато поступил в Тартусский университет (в промежутке съездил в армию). Сюда съежжались абитуриенты со всего советского союза.

В студенческом общежити селили по 4 человека в комнату, первокурсники знакомились уже будучи сожителями. Жить вместе в принципе нелегко, а уживаться вчетвером вообще невыполнимое задание. В одну комнату попадали совершенно разные люди, и для некоторых сожительство было сродни испытанию. Вот например, Лёву, самого аккуратного человека на планете, поселили вместе с бегуном Васей, который постоянно расвешивал свои вещи сушиться по всей комнате, и бардачными Борей и Ваней. Поначалу Лёва взывал к совести сожителей («следите за чистотой», «соблюдайте порядок»), но понятие о чистоте у всех было разное. Комната одна на всех, и стол тоже один на всех; проблему надо было как-то решать. Лёва поступил очень просто: он убирал свои вещи, убирался в радиусе примерно 1 метра от своей койки, оградил себе «свой» кусочек стола и убирал только его. Так и жили- один угол сияет чистотой,а вокруг бардак.

Ввиду нехватки мест в общежитии некоторых первокурсников поселили в спортзале. Это, конечно, не выход из положения, поэтому декан решил исправить ситуацию. В учебный день во время лекций он провёл ревизию-заглядывал в каждую комнату и всем, кого находил сладко спящими в своих кроватях, выносил приговор: «лишить общежития!». Проблема нехватки мест решена де-юре. На деле же появляются «партизаны», которым негде жить. Каждый вечер они просили пустить их переночевать и спали в кроватях тех, кто уехал или работал.

Когда папа закончил университет , его вместе с Борей по распределению отправили работать в Выру. Они жили прямо в больнице на первом этаже, в так называемых «боксах». Развлекались игрой в шахматы, правда вскоре их пришлось спрятать, потому что заведующий хирургическим отделением доктор К. заигрывался и не хотел идти на операции (ему в принципе и не надо было, но без его присутсвия и помощи было страшно). Он вообще был очень азартным человеком и не любил проигрывать. Один раз он вызвал папу в отделение вечером, в полодиннадцатого, якобы «осмотреть больного». Оказалось, доктор просто хотел реванш за пригранную незадолго до этого партию. Конечно, когда шахматы спрятали, он очень разозлился и даже нашел злодея, совершившего ету «подлость» в лице хирурга доктор М. Потом доктор К. учил папу и Борю играть в бридж. Они запирались в кабинете, К. читал лекцию, папа с Борей конспектировали. А доктор М. колотила в дверь и почти кричала: «К.! Открой! Я знаю, что ты здесь!». Потом в больнице появился пинг-понг, а ещё позже- компьютеры, и стало вообще неинтересно.

Боря женился и переехал жить в квартиру, а папа ходил к нему в гости. Обычно они вместе выходили курить на балкон, но однажды почему-то решили спуститься покурить во двор. Стояли, курили, вдруг из соседнего подъезда с криками «Помогите!» выбежала женщина. На руках у нее лежал без движения посиневший ребёнок. Папа и Боря кинулись на помощь. Ребёнок, по всей видимости, захлебнулся собственной рвотой. Врачи прочистили ему рот, начали делать искусственное дыхание, а женщину отправили вызывать скорую, так как сами они больше ничего не могли сделать. Мамаша убежала, папа продолжал делать ребёнку искусственное дыхание, Боря в это время дёргал его за ножки, и постепенно ребёночек раздышался и начал двигаться. Когда его мать снова выбежала во двор, её ребёнок был уже совсем живой, дергал ручками и ножками и издавал какие-то звки. Женщина упала перед врачами на колени. Мой папа спас ребёночка. Потом он рассказывал, что это был вопрос двух-трёх минут, дальше асфиксия и уже никто бы не смог помочь.

Когда у папы появилась своя семья, ему пришлось искать другую работу, так как 4 человек на зарплату врача не прокормишь. Так мы оказались в Таллинне. Папа начинал наёмным рабочим на Таллинском фармацевтическом заводе, дослужился до директора отдела по продажам. Его братья сейчас живут в Феодосии, кто уже на пенсии, а кто на рынке торгует. Пару лет назад папа встретили женщину и узнал в ней девченку, жившую в Беговате на соседней улице. Она тоже приехала в Эстонию, арбузами торгует у дороги. А когда-то они все вместе собирали хлопок…



Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран