Марина Сереброва
решила отправить нам один рассказ, который написала проживая в Эстонии... "Если бы не Эстония такой любви у меня никогда бы не случилось..."
***
Я умерла почти 2 года назад. Пишу вам не для того, чтобы рассказать, как мне тут живется или не живется, я пишу, чтобы рассказать вам о «Моей Вечной Любви». Историю «Моей Большой Любви!» И прежде, чем начну, хочу сказать, что Настоящая Любовь не умирает, никогда! Даже на том свете она не умирает, даже если её попытаются убить, даже если этого захотите сами вы. Любовь не умирает! Она Вечна! 
На Небесах я поняла, что смысл моей жизни был — в ожидании второй встречи с Рамилем. Я не хочу описывать его. Вернее, я просто не смогу описать его так, чтобы вы действительно поняли, какой он. Только мне и Богу суждено видеть его таким бесконечно прекрасным... Невероятно чудесным... Таким самым Любимым! Каждая буква, каждая строчка этого письма пропитана глубокой любовью к нему и за каждую ресничку, упавшую с его печальных глаз, за каждую слезинку я готова была отдать всё на свете, лишь бы он не знал страданий. 
Итак! При второй встрече я сразу же поняла, что пропала! Чёрная роза расцвела!.. Он меня украл смелым вороном! В тот вечер небо висело высоко над нами, стены домов окружали звон гитар, а он так беспечно подошел к окну... остановился и, разжав губы, дохнул на него... оно запотело от его дыхания, и он стал водить по нему подушечкой своего нежного пальца... Написал: «ЛЮБЛЮ» и тут же отошел подальше, а надпись на глазах исчезла. Я лежала в постели и молила Бога не будить меня, я не верила, что это не сон! Я болела им, я дышала им! Он вернулся из душа, я укутала его в мягкий плед, который пропах моей неземной любовью... поцеловала его в шею и стала играть на рояле... Он засыпал под Шопена... А когда наутро он вернулся к окну, подышав на него, увидел надпись «ТВОЯ». У него подкосились ноги, на несколько секунд остановилось дыхание… Он знал, что Любовь приходит только раз! И ТАКОЕ человек понимает сразу же... Все, что было в его жизни до этого дня — была мишура, сон, бред!.. Его жизнь началась именно в тот день, когда он сбил меня на круговом движении... Именно в тот день я первый раз поняла, что пропала... После нашего долгого расставания длиной почти в пять лет, после нашей второй встречи, у нас вошло в привычку писать друг другу на окнах записки. Я писала ему: «Ты — мой сон». Он отвечал: «Только не просыпайся!» Самые сокровенные желания мы оставляли на окнах в гостиницах, в машинах...  у друзей дома. Мы были вместе ровно год.  Потом меня не стало.
Сейчас я прихожу к нему, только когда он спит. Я очень долго слоняюсь по его квартире, скитаюсь из угла в угол, ступаю босыми ногами на его ковры... скольжу по паркету... 
     «Наверное, он по нему сегодня тоже ходил босой, из душа и обратно...» Его следы согреют мои ступни... Я буду часто смотреть в сторону его спальни, где он сладко спит... но мои ноги подкашиваются при мысли о том, чтобы войти туда... лишь бы не потревожить его сон... пройти мимо, но так страшно разбудить... встревожить, потревожить... Не дай Бог обидеть!.. Вдыхаю запах его тела – он здесь повсюду... Если б вы только знали, как больно молчать, трудно видеть и невозможно сказать... На кухне, как всегда, увижу розы... Мне! Увижу на фольге капли его соленых слёз, душа скорчится от боли... и кинется к нему под ноги... тихонько сползёт на колени... встанет перед его постелью... Когда решусь... тогда еле-еле слышно прошепчу отчаянно «люблю»... поцелую... обласкаю... словами согрею...  а потом несмело приподнимусь и сяду на его кровать... к нему, наверное, пододвинусь ближе... не удержусь, а там я уже почти и не боюсь, там с ним я окружена его нежностью... его заботой и любовью. Так сильно моё чувство, Боже! Как будто в первый раз!.. Любовь Моя - Она повсюду с ним! Я не могу плакать. Я просто больше не умею. Но я всё еще чувствую боль! Пленительную, вязкую... тупую боль, которая не даёт мне покоя... Даже там, наверху, меня терзают горе и печаль... Не физическая боль, нет! А душевная! Ночи с ним – моя последняя отрада, моя единственная сказка! Все эти два года он встречает Новый год один. Он садится у окна, наливает в бокал шампанское и каждый раз он горько плачет, вспоминая меня. А я так бессильна и слаба перед его судьбою... смотрю в окно, смотрю на него, на его слёзы, смотрю, а утешить не могу... Не могу сказать обыкновенного «люблю!». Не могу вымолить у него прощенья, ни стоя, ни на коленях сказать ему: «Звёздочка Моя, не плачь, я тут, я рядом, я с Тобой! Не плачь, прошу, не надо! Ведь я Люблю Тебя, Моя Отрада!» Еще я знаю, что он продолжает писать мне записки на окнах. Каждый день рисует пальцем буквы на холодных стёклах в надежде, что я когда-нибудь смогу их прочесть! Как бы я хотела, чтобы меня его кончик пальца опять согрел, как мечтаю почувствовать его прикосновение на своём теле... на теле, которого у меня уже нет. А письма? Я не могу их прочитать, потому что от моего дыхания окно не запотеет. 
Прошлый Новый год был необычным. Не хочу рассказывать вам секреты потусторонней жизни, но я заслужила одно желание. Я мечтала прочитать его последнюю надпись на стекле. И когда он заснул, я долго сидела у его кровати, я гладила его волосы, я целовала его руки… А потом... потом я подошла к окну. Я знала, что у меня получится, я знала, что смогу увидеть его послание — и я увидела. Он оставил для меня всего одно слово «ОТПУСТИ...»
Этот Новый год будет последний, который он проведет в одиночестве. Я получила разрешение на свое последнее желание, в обмен на то, что я больше никогда не смогу к нему прийти и больше никогда его не увижу. В этот новогодний вечер, когда часы пробьют полночь, когда вокруг все будут веселиться и поздравлять друг друга, когда вся вселенная замрет в ожидании первого дыхания, первой секунды нового года, он нальет себе в бокал шампанское, подойдёт к окну и увидит надпись «ОТПУСКАЮ...» 

Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран