Иван Георгиевич  Постол 
Мне не стыдно смотреть людям в глаза

Я, Постол Иван Георгиевич, родился в России, а точнее, на Кубани, в станице Екатериновской, ныне Крыловской, что находится между Ростовом-на-Дону и Краснодаром, 08.02.1926 г. в семье крестьян. Отец и мать работали в колхозе от зари до зари. Получали натурой: зерном, кукурузой и т. д. На жизнь хватало. 
Но в 1933 г. разразился сильнейший голод, созданный специально властями. Отец ушел с колхоза, так как ничего уже не давали на пропитание, а семью, жену и трех несовершеннолетних сыновей, надо было кормить. Он ушел в совхоз, где хоть как-то платили. Наступил жестокий террор не Кубани. Сталин и Троцкий издали постановление об истреблении казачества как класса. Начались репрессии. Моего деда по отцовской, как и деда по материнской линии, раскулачили. Ни тот, ни другой не имели наемной рабочей силы, и даже не были богачами, Имели по несколько лошадей, некоторый хозинвентарь и одноэтажные, небольшие, кирпичные дома.
В сентябре 1937 г. моего отца по сговору арестовали, и, по решению «Тройки», в октябре того же года расстреляли. Таким образом, мать с тремя детьми осталась одна, а мы оказались изгоями, т. е. детьми «врага народа». Хотя таких, как мы, был каждый третий. 
Когда началась Великая Отечественная война, старшего брата с института призвали на фронт. В августе 1942 г. наша территория оказалась оккупированной немцами. В оккупации мы жили до 8 февраля 1943 г., т. е. когда Советские войска разгромили немецкую группировку под Сталинградом, нашу территорию освободили. В этот день мне исполнилось 17 лет!
21 апреля меня уже призвали в армию. Стали готовить на фронт в запасном стрелковом полку. Но случилось так, что наиболее выносливых и смышленых взяли в зенитно-артиллерийский полк. В этом полку я и воевал до окончания войны. 
В 1949 г. меня направили в артиллерийское училище зенитной артиллерии. Через год я уже был в звании «лейтенант». Направлен был для прохождения службы в г. Таллинн. Батарея, в которой я служил, стояла в боевой готовности в районе Нефтебазы, недалеко от памятника «Русалка». Жили все, в том числе и офицеры, в землянках, которые сами и вырыли. 
В 1959 году случайно познакомился с девушкой, которая жила с матерью и отчимом на ул. Койдула. Вскоре мы поженились. Жили они в коммунальной квартире на две семьи. Соседями нашими оказались эстонцы. Семья весьма интеллигентная. Глава - Саар работал директором школы, а жена – учительницей. К сожалению, за давностью времени не помню их имен и отчеств. А вот их сынишку-школьника помню. Его звали Петер. Это был скромный, спокойный и не очень разговорчивый паренек. Была у них еще старенькая бабушка. Мы со всеми здоровались и нормально общались, ибо кухня, туалет и ванна были общие. Мы даже эту супружескую пару пригласили к себе на свадьбу, которую, по скромности средств, проводили дома, в квартире. На следующий год меня перевели в Кейла-Йоа. Больше я их не встречал. Они, к великому сожалению, погибли зимой в автокатастрофе, по пути в Тарту, когда ехали к сыну, который учился тогда в ТУ. Сейчас Петер, если не ошибаюсь, уже академик и директор института экономики в Тарту.
Другими нашими соседями в Кадриорге были Арноль и Мария Тынисон. С ними мы встречались до их ухода из жизни. Жили мы со всеми соседями дружно. Не помню ни одного случая каких-либо недоразумений.
В 1954 г. меня направили на Камчатку. Там я прослужил до 1960 года. Как раз были хрущевские беспредельные времена. Перевода на «материк» было не добиться. Я написал рапорт на увольнение, и в 34 года без пенсии, без жилья, с двумя маленькими детьми уволился. Посоветовавшись с тещей, мы снова приехали в Таллинн.
Жили больше года в той же квартире, с теми же соседями. Вскоре мне дали двухкомнатную «хрущобу», в которой я живу до сих пор. Нет, теперь она принадлежит моему внуку, на которого я ее по глупости приватизировал в период приватизации. 


В 1960 г. я пошел работать на деревообрабатывающий завод, где в то время работали отчим и мать жены. Пошел на самую тяжелую работу – в лесопильный цех.  Через несколько месяцев мне предложили пойти на курсы газоэлектросварщиков. Через три месяца я стал работать сварщиком. Но зарплата составляла всего 90 рублей в месяц. Вскоре я нашел работу более высокооплачиваемую. Это мастерские по ремонту строительной техники. Работа тяжелая и вредная, но все же 120-130 рублей, не 90. 
В 1961 г. я поступил в Таллиннский Политехникум на вечернее отделение  специальности «Радиосвязь и радиовещание». Тяжело было работать и учиться, но я успевал и был не последним. Как-то в вестибюле прочел объявление о приеме на работу в организуемый Вычислительный центр ЦСУ, с зачислением на должность механика третьего разряда и с посылкой в г. Ленинград на восьмимесячные курсы. К этому времени я уже учился на четвертом курсе. Пришлось срочно оформлять академотпуск и ехать на учебу. В октябре, вернувшись домой, я стал работать механиком по ремонту вычислительной техники уже в новом прекрасном здании на ул. Эндла 15, которое было построено специально для Центрального статистического управления ЭССР. 
В нем расположился и наш Республиканский вычислительный центр ЦСУ, и учебный комбинат ЦСУ. Народу было много и многих национальностей. Жили дружно, как одна семья. Многие праздники проводили совместно, иногда с выездом на природу. Начальником ЦСУ был тогда Георг Карлович Кимаск. Человек грамотный и глубоко порядочный. Под стать ему были и его заместители. Одним из них был наш начальник РВЦ, в последствии директор Паппель Роберт Иосифович. Начальником отдела обработки экономической информации был молодой, но знающий свое дело Сильма Петер Августович.
Вернувшись с курсов, я продолжил учебу в Политехникуме, но уже по другой специальности «Автоматика и телемеханика», которая совпадала с профилем моей работы.  В июне 1967 г. я защитил диплом по специальности.  В 1967 г. был назначен на должность старшего инженера планово-производственного отдела. В 1968 г. был назначен на должность начальника отдела обработки экономической информации. 
В отделе, которым я руководил, было около 150 женщин разных возрастов и национальностей. Часть из них работала на филиалах у наших заказчиков. Это были Таллиннские продторги 1 и 2, рыбный завод им. Кирова, центральный аптечный склад и т. д. Заместителем у меня была эстонка Реэт Йоханесовна Метсоя. Работали мы дружно. Я каждую работницу поздравлял с днем рождения с вручением цветов. На 8-е марта обходил все участки и поздравлял с цветами. Обязательно объезжал все филиалы. Без лишней скромности скажу, что цветы покупал на свои деньги. 
В 1977 г. мне предложили перейти на работу в Вычислителный центр Министерства торговли. Должность примерно аналогичная, но людей в подчинении было в несколько раз меньше. Там я работал до ухода на пенсию в феврале 1986 г. Там я проработал еще положенных три месяца и окончательно уволился по собственному желанию. 
После ухода на пенсию я поступил работать механиком по ремонту вычислительной техники в «Отдел рабочего снабжения» Эстонской железной дороги, где я организовал РВЦ ЦСУ ЭССР. Там я работал еще три года, и в 1989 г. был уволен по сокращению штата. Работал еще в разных организациях до 1995 года. Меня уважали, и я всех уважал. Многие и сейчас помнят меня, встречают и здороваются. Мне не стыдно смотреть людям в глаза, хотя многих уже не помню.

 
В мае 1989 г. я добровольно вышел из рядов КПСС, не считая возможным дальнейшее пребывание в партии, которая полностью себя дискредитировала в глазах народа. 
В 1991 г. под руководством Э. Сависаара во главе Народного фронта Эстония получила бескровную независимость, была настоящая эйфория. Помню на Ратушной площади стояли столики, сидели представители Комитета (не помню точное название). Они предлагали какие-то карточки. Но не очень понимал их назначение, поэтому не стал брать. 
Радовались все: эстонцы и русскоязычные. А надо сказать, что большинство русскоговорящих поддерживали эстонцев. Зная примерно, как жили эстонцы до войны, из рассказов матери и отчима жены, мы понимали, что хуже не будет, чем при советской власти.
В 1991 г., когда Э. Сависаар во главе Народного фронта объявил о выходе из состава СССР, я радовался вместе со всеми, так как считал, что маленькая республика будет жить гораздо лучше, чем огромная «империя», которая вряд ли когда-нибудь станет на путь демократии. Помню, как на Ратушной площади стояли столики, и представители каких-то организаций сидели и предлагали какие-то карточки. Я не очень понимал, для чего раздавали эти карточки, да и не помышлял о смене гражданства. Поэтому не записывался и не взял карточку. 

Вскоре эйфория свободы прошла, особенно после ухода Э. Сависаара с должности Председателя Совета Министров. Появились новые политики типа М. Лаара, других руководителей правых партий, которые не принимали активного участия в становлении самостоятельного государства Эстония. Э. Сависаара начали оттеснять с политической арены, так как у них были совсем другие цели: не забота о своем народе, а забота о собственном кармане. Примером является С. Каллас, который «хапнул» десять миллионов долларов. А дело спустили «на тормозах», потому как  у руководства были такие же, как и он.  Поэтому все они сейчас миллионеры и миллиардеры. А народ стал нищим, чего не было в «оккупированной» ЭССР при советской власти. Изменилось отношение к русскоговорящим людям, что вызвало недовольство одной трети населения страны. Начались разговоры даже среди рядовых эстонцев, типа: «Не нравится, берите чемодан и поезжайте в свою Россию» и т. д. Перенос памятника освободителям Таллинна варварским способом окончательно расколол народ на эстонцев и русскоязычных. Трудно сказать, станут ли жить наши народы как жили в прежние времена. Очевидно, пока у власти такие карьеристы, как А. Ансип и ему подобные, изменений в лучшую сторону не будет. 
Тем более, что ветераны ВОВ, заработавшие на предприятиях Эстонии гражданские пенсии, их не получают с 1994 года, т. е. после вывода российских войск с территории Эстонии. Хотя Латвия и Литва платят своим «оккупантам», как называют нас в Эстонии, исправно, и никаких трений в этих вопросах нет. Россия военным пенсионерам за годы службы в армии пенсии платит. Я в ЭССР отработал 32 года и заработал пенсию около 3000 крон. За 17 лет мне не выплатили пенсию в размере 3000 x 12 x 17 = 612000 крон! Сумма более чем приличная. На эти деньги я мог бы купить приличное жилье. А сейчас мы с женой живем в той же «хрущобе», только теперь она принадлежит старшему внуку, на которого по глупости в свое время я приватизировал ... Поэтому и мое отношение к нынешнему правительству соответствующее ...

Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран