Н.Ш. 
Обретенный рай
Родилась и жила почти до 50 лет в маленьком селе Ярославской области, где последние 15 лет работала на почте сначала телефонистской, а затем начальником отдела связи. В Эстонию переехала 30 аперля 1979 года к сыну, который уже работал шофером в городе Силламяэ. Решилась на переезд из-за тяжелых материальных условий. Даже имея деньги, нельзя было купить необходимых вещей и продуктов питания.  В сельпо(сельский магазин) кроме рыбных консервов, соли и хлеба, ничего не появлялось. А сын в письмах расписывал, какое прекрасное снабжение в закрытом городе Силламяэ. Съездила в гости к сыну, и глазам не верю: люди как в раю живут, полки в магазинах от товаров ломятся, красивая природа, домик с земельный участком – сажай, что хочешь!
На селе соседи отговаривали: «Куда ж ты едешь, в чyжие края? А по-эстонски научишься говорить?». Однако я уже знала, что Силламяэ состоит из одних приезжих людей и что названия везде русские. Сразу же приняли на работу, вначале на озеленение, а потом, до выхода на пенсию в 55лет, работала кассиром в сберегательной кассе. Переселилась из частного дома с печным отоплением во многоквартирный дом, и первый эстонец, сосед по этому дому, оказался на редкость доброжелательным, с чувством юмора и мастеровым человеком. Он всегда был готов помочь. С благодарностью вспоминаю его до сих пор.
А вот на работе, в сберкассе, был досадный случай, который не могу забыть. Пришел как-то пожилой эстонец-хуторянин, по-русски он говорил неважно, и очень рассердился, что никто из сотрудников сберегательной кассы его не понимает: «Если работаете в такой должности, то эстонский язык знать обязаны!». Еле мы его успокоили, хотя, что тут скажешь, а ведь прав он был. Однако нас в те годы никто не заставлял учить эстонский язык.
В России у меня уже давно все родственники поумирали, и ни с кем я не переписываюсь, все мои дети и внуки живут, работают и учатся в Эстонии. Мне здесь очень нравится жить. Вот уже 32 года радуюсь здешней жизни, и, если Бог даст, то еще бы столько же здесь прожила в свое удовольствие.

Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран