Татьяна Шеремет
Наказание за преступление, которое ты не совершал
Я, Татьяна Шеремет, постараюсь в этом своем рассказе изложить историю моей семьи, которая из-за войны попала не по своей воле в  Эстонию, в Таллинн.
Моя мама Мария Васильевна Понарина, (1916г. рождения) и моя тетя Вера Васильевна Понарина (1915 г. рождения) прожили в Таллинне с января 1946 г. по 1982г. (мама) и по  1996 г. (тетя). Обе похоронены на кладбище «Pärnamäe». Они всегда мечтали уехать на Украину, в город Харьков, где они жили, но не удалось. Да и их мужья погибли в первые месяцы войны, дома были разбомблены.  Теперь все по порядку:

Шла II Мировая война. Харьков оккупировали немцы. В 1943 г. мою маму и ее сестру Веру (мою тетю), вместе с другими молодыми людьми угнали в Германию, в плен, на принудительные работы. Попали они в г. Neumünster. Работали в селе у бауэров (крестьян) на сельскохозяйственных работах. Приходилось по-разному, но их очень спасало прекрасное знание немецкого языка. Под конец плена моя мама была няней 2-х близнецов, сыновей богатого бауэра. 
Отношение было нормальное, но это был плен, им повезло, что их не отправили на заводы и т.п. В этом имении жили и работали военнопленные французы и поляки, с которыми вскоре познакомились украинские пленные. 
    Моя мама и военнопленный француз Jean Petton стали встречаться, решили пожениться и уехать во Францию. У него была там дочь Jeanne от 1-го брака (1936 г. рождения, у меня есть все фотографии, адреса их дома).
В 1945г. их освободили англичане, и тут начались у многих молодых людей, бывших пленных (образовались пары) проблемы с оформлением их брака новыми властями. Моя мама (была беременна мной) и Jean Petton (мой отец) сразу подали документы на регистрацию брака. В английское оккупационное Ведомство (Штаб), отец получил свидетельство и они собирались уехать во Францию, под г. Brest, где у него был дом (dept. Finister). Но не успели уехать, как неожиданно для всех, советских пленных обманом, под видом простого собрания-инфо, английские власти передали властям СССР, НКВД…
Англичане их предали в угоду Сталину…

Их окружили вооруженные люди и отвезли, несмотря на яростные протесты, в лагерь для перемещенных лиц. В этом лагере уже находились так же обманом захваченные эмигранты, русские, 1 волны и русские казаки, бежавшие от переворота 1917 г. и жившие на Западе. Всех их захватили силой и в товарных вагонах повезли в СССР. 
Так мою маму разлучили с моим отцом, он писал письмо в Харьков, но ему побоялись там ответить – ведь было Сталинское время репрессий...
В лагере для интернированных лиц маме и тете моей сказали, что, если они поедут на Украину, в Харьков, то их ждет тюрьма, как предателей Родины. И эти Сексоты (так народ звал работников НКВД и СМЕРШа) указали им ехать в Ригу, Вильнюс или Таллинн на работы на заводах, тогда им сохранят свободу. Моя мама была на 9-ом месяце беременности и они с сестрой решили ехать в Таллинн вместе с группой таких же, как они украинцев, думая, что это ненадолго. Везли их в товарных вагонах с автоматчиками и СМЕРШ… которые все время их допрашивали, их все ненавидели и боялись. 
Привезли их в Таллинн в начале января 1946 г. и поселили на территории Морского завода No 7 (ул. Tööstuse).
    Через 2 недели у моей мамы в больнице на ул. Liiva 27.01.1946 г. родился ребенок. Это была я – Татьяна Шеремет (Понарина). Моя мама очень переживала все происшедшее с ними, она посвятила всю свою жизнь моему воспитанию. 
    Должна еще сказать, что потом, часть этих репатриированных поселили в бараках на Paljassaare, в начале, где был в советское время засыпан грунтом залив. Другие партии репатриированных селили также на территории завода «Arsenal» (ул. Erika) в бараках. Я была там в детстве с мамой в гостях у ее подруги. Все прекрасно помню. Вот так вышло, что Таллинн и Эстония стали для моих родных своим домом, на переезд на Украину не было ни денег, ни жилья уже там. Мама работала чертежником, а тетя всю жизнь работала главным бухгалтером. Жили мы с тетей и с бабушкой, кто потом приехала из Харькова, долгое время на ул. Kalju (Kalamaja) в домике дворника, среди сараев и около прачечной. Это был эстонский двор, могу сказать, что вокруг были хорошие люди, у меня остались самые хорошие воспоминания детства среди этих людей. Мы видели от них только добро, и мои близкие отвечали им тем же.

Я знаю, помню многих бывших репатрииированных из Германии людй, но не смею упоминать их имена без согласия их или их близких. Ведь многих уже нет в живых.

Среди привезенных из Германии был и мой крестный, поляк из Западной Украины, Завойский Георгий Мниславович с женой Оксаной. Прекрасные люди, похоронены оба на «Pärnamäe». Крестный всю жизнь в Таллинне, с 1994 г. и после пенсии, проработал на Морском заводе No 7  (куда их привезли) корабельным плотником. Профессия у него была краснодеревщик-реставратор. 
Помню также хорошо т. Таню, Татьяну Ларионов; Германия сломала ее карьеру художника! Эта женщина писала картины и продавала, была одинока, под конец жизни жила на Ласнамяэ в социальном доме. Ранее жила и за помещением Дома Учителя (Raekoja Plats), где были квартиры, войти можно было и через здание Дома Учителя. Мы с мамой часто были у нее в гостях, смотрели ее картины, написанные маслом, в основном пейзажи. Жила они и на ул. Hospitali, Tallinn.

Я, Татьяна Шеремет, вкратце описала историю моей маленькой семьи, что мои родные, 2 женщины, как и многие другие люди, попали в Эстонию не по своей воле, не как оккупанты, а как жертвы II Мировой войны и той политической власти, что на долгие годы захватила Россию и другие страны. Даже мамины письма к отцу во Францию (у нас есть все адреса) не доходили, часто возвращались вскрытыми и со штампом по-русски (!?) «Адресат выбыл».
Так и прожили мои мама и тетя в Таллинне до конца своей жизни, полюбив страну, которая стала их домом, обретя здесь друзей и из числа эстонцев (выучив язык) и никогда не порывали связь с такими как они людьми, что были насильно репартриированы из Германии в Эстонию. Да и в Таллинне «звание» репатриантов из плена из Германии в советское время часто не давало шансов устроиться на хорошую работу, лишь позже после Хрущева, на это стали не обращать внимание. 
Но мои родные, как и их друзья по Германии до конца жизни не могли понять и простить власти, за что таких, как они, так наказывали?! Третировали?!

* * *
Спасибо, что обратили внимание на судьбы людей, не по своей воле попавших в Эстонию в конце II Мировой войны, и вынужденные носить клеймо «оккупантов». Я имею в виду насильно привезенных в Таллинн бывших пленных, узников фашистских лагерей и людей, угнанных в Германию, в плен, на работы. 
Да и остальные, приехавшие в Эстонию люди, на мой взгляд, жертвы войны, той системы, что правила СССР. Я имею в виду гражданских лиц, военные – это другая статья.


Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран