Валентина Мартынова 
Маленькая, уютная страна – Эстония сердцу мила ...

1. Прежде чем оказаться в Эстонии, я жила в России, в частности в Татарии. В свое время ( когда у нас на Машзаводе проходили курсы эстонского языка) наша преподавательница Кристи относительно моей биографии выразилась точной формулировкой “tuhandeid kilometrit…”, имея в виду, как же издалека я приехала в Эстонию. И ведь это действительно так! Представьте себе, где находится Татария (на Волге) и Эстония на берегу Балтийского моря. А теперь хочу немного рассказать о той жизни, которая проходила много лет тому назад. 
Человеческая жизнь, естественно, начинается с рождения. Я родилась в Татарии, деревня Мус-Завод, Челнинского района. Возможно, вы слышали про город Набережные Челны, так это было где-то в тех краях. Отец – сельский учитель (у него был окончен учительский институт; в то время, когда папа был молодой, видимо, так назывался). Мать – домохозяйка, почти неграмотная, во время войны смогла окончить только несколько классов начальной школы. Но, тем не менее, мама была большой умницей, мудрой женщиной. Почему была? Она и сейчас жива, слава Богу, вот в ноябре будет 92 года. Она - 1919 г. рождения, а отец был 1915 г. рождения. К сожалению, после продолжительной болезни в течение почти четырех лет он умер в марте этого года, не дожив до своего 96-летия несколько месяцев. Папа был историк и еще преподавал в школе рисование. Кроме этого, он все умел делать по дому, и, в то же время, был очень творческий человек: писал стихи (стихи печатались в районной газете).  Он был участником Великой Отечественной войны, проливал кровь (был ранен), имел много орденов и медалей. Вот такие простые, но уважаемые люди были мои родители. Замечательные люди! Нас, детей, было у них трое, кроме меня еще две мои сестры, которые сейчас живут в тех же краях. Старшая сестра – в г. Нижнекамске (это недалеко от Набережных Челнов), а средняя сестра – в Набережных Челнах. Конечно, обе уже пенсионерки (старшая – 1940 г. р., другая – 1946 г. р., а я сама – 1949 г. р.). В настоящее время мама проживает в поселке Красный Ключ, это недалеко от г. Нижнекамска. Старшей сестре здоровье не позволяет ухаживать за мамой, поэтому несколько раз в неделю приезжает из Набережных Челнов средняя сестра. Но в перспективе, видимо, будет забирать маму в Челны. Там две дочери, муж, внуки – живут рядом в двух квартирах. 
Я, конечно, каждый год летом приезжала, помогала ухаживать за папой (у него был инсульт: неподвижность правой стороны, и речи не было, и ходить не мог, в последнее время особенно было тяжело). Вот в марте этого, 2011 г., как я уже писала, он умер. Но я не смогла приехать на похороны, так как у меня эстонское гражданство, оформление визы берет время, да и на дорогу нужно 2,5 – 3 суток: до Москвы и дальше. Хотя, с другой стороны, может оно и к лучшему. Ведь это очень страшно - видеть дорогого для тебя человека в гробу, а так он будет в памяти всегда живым. В этом году опять ездила на родину, поддерживала маму (ей тяжело после смерти папы), помогала ей по дому: кушать готовила, продукты покупала, убирала, стирала и т.д. Сходили (съездили) к папе на могилу: у средней сестры (у мужа) машина. Цветы пока нельзя было сажать ( могила еще не села), только нарезные цветы поставила. Вот я и познакомила, даже в каких-то подробностях, с моими близкими людьми, с родителями, и вкратце рассказала о своих сестрах. Теперь возвращаемся к краткой моей биографии. В 1956 году поступила в школу в деревне Биклянь Челнинского района, которую окнчила в 1966 году с серебряной медалью. Но, надо признаться, что если учесть, что папа был учителем в этой же школе, то, возможно, могло быть ко мне более «лояльное отношение» ( можно так допустить). Да еще, если учесть, что это была все-таки деревенская школа, то, я думаю, факт моего окончания школы с медалью довольно-таки относительный, и я этим никогда не кичилась. Но, тем не менее, эта медаль в дальнейшем сослужила мне добрую услугу при поступлении: ведь, имея медаль, можно было сдавать только один предмет.
Надо отметить, что еще во время учебы в школе у меня появилась заветная мечта: поступить в театральный. Но, все же, после окончания школы я решила поступать на химический факультет Казанского университета (Казань – это столица Татарии). В первый год поступить мне не удалось: я сдала химию на «4», а надо было на «5», чтобы не сдавать другие предметы. Сами знаете, каково это было сдать историю! К примеру, чего стоит выучить все съезды КПСС! Когда не поступила, я устроилась в свою же школу кружководом (я думаю, что не обошлось без протекции папы!). И, когда в шестом классе заболела учительница русского языка, умудрилась на некоторое время ее заменить. Вот так! А русский язык я уже тогда знала хорошо, хотя училась в деревенской школе, да еще и в татарской деревне, где почти все предметы до 8-го класса были на татарском языке, и только с 8-го класса несколько предметов ( как помню, по-моему химия, физика и т.д.) стали преподавать на русском. То есть было так: основной язык – татарский, затем  русский и еще немецкий,  как иностранный. 
Итак, во второй раз я, наконец-то, поступила в Казанский университет, но учеба меня не увлекала: в голове всегда крутилась мечта о театре. Я проучилась, наверное, меньше года и после этого пробовала осуществить свою заветную мечту: поступать в театральный. Как известно, в театральные всегда огромный конкурс и, конечно, с поступлением ничего не получилось, подготовки никакой не было. Я снимала угол и работала товароведом ( на машине ездила получать какие-то там трубы, листовую сталь и т. д.). Потом я работала оператором машинно-счетной станции. После этого я случайно узнала информацию о том, что Казанскому русскому театру им. Качалова требуется уборщица, да еще дается койко-место в общежитии. Я была очень рада! Я подметала, убирала сцену и окунулась в настоящий мир театра. Один и тот же спектакль смотрела с разными составами артистов и по многу раз. А летом уже начинается разнообразие: приезжают другие театры из других городов. Но руководство, видимо, решило, что не к лицу молодой симпатичной девушке, да еще такой моднице, ходить подметать полы, и мне предложили работу бутафором. Но меня не радовала данная роль, эта работа, и я уехала в один прекрасный день, связав все свои вещи в огромное одеяло (и все свои книги), в Москву. Как там у Чехова в «Трех сестрах»: «...В Москву...в Москву...». В Москве я устроилась упаковщицей на сахарный завод. Это адская работа в три смены: стоять на конвейере и упаковывать пачки с сахаром. И опять же койко-место в общежитии. И началась моя активная культурная жизнь в столице. Я обошла почти все театры Москвы (по-моему, кроме Таганки, туда не смогла попасть и кроме Большого театра). Кроме этого, музеи, библиотеки ( в основном театральная литература, пьесы, стихи и т. д.) и, конечно же, массовки на «Мосфильме» за 3 рубля за съемочный день. Но всю жизнь упаковывать сахар мне не хотелось, и надо было осуществлять свою мечту: поступать! Театральных училищ, институтов в Москве очень много, как известно, и постоянно шли пробы с поступлением, которые не увенчались успехом. Я решила попробовать поступать хотя бы в культпросвет училище, так как в институт культуры конкурс был тоже огромный. Но оказалось, чтобы поступать в Московское культпросвет училище, нужно было иметь московскую прописку, чего у меня не было. И я решила попробовать поступать в Ленинградское культпросвет училище на театральное отделение, режиссерский факультет. Благодаря своей медали, я сдавала только специальность: показала этюд, прочитала отрывок прозы и стихотворение и поступила (т.е. сдала на «5»). Как помню, прозу я читала из «Медеи» Жана Ануя, а стихотворение Маяковского про лошадь, как она сначала упала, а потом «ржанула и пошла...». И, конечно, 2,5 года, пока я училась, постоянные посещения театров Ленинграда, библиотек, музеев и т. д. Наш студенческий билет давал право на приобретение бесплатных контрамарок в театрах ( или льготных – на приставные стулья).
Когда мы получили дипломы и пришло время уезжать по распределению из Ленинграда – это была настоящая трагедия! Боже мой, как мы переживали, так не хотелось нам уезжать! Я распределилась в Ленинградскую область ( всех распределяли в Лен. область) в город Кигисепп, в районный дом культуры инструктором. Сначала какое-то время вела еще драмкружок, какие-то копейки доплачивали. Ездили с концертами, я вела концерты – объявляла, сама читала стихи, басни, в драмкружке пыталась ставить свою сценку, которую еще в училище написала. 
По роду работы инструктором ДК, я должна была присутствовать на танцах. Я отвечала за оркестр и за порядок на танцах: «не пей, не кури», а в случае драки – вызывать милицию. Вот такие обязанности были. И вот в один день на танцах я познакомилась со своим будущим мужем. Он оказался из Эстонии, жил тогда в Нарве, а родился в Тарту. Родители его после войны были направлены на работу в Эстонию, в Тарту, там познакомились, поженились. Сейчас отца мужа уже нет в живых, а мать - свекровь моя, живет в Тарту с дочерью (сестрой моего мужа). Она проживает вместе с молодыми: зять, дочь, внучка и еще правнук. Она молодчина! Чтобы пожилая женщина смогла жить вместе с молодыми в одной квартире и ладить – такое редко бывает! Конечно, жизнь есть жизнь, наверняка бывают и непонимания, как и между супругами, но тем не менее, они ладят и живут вместе – и это главное! Это очень ценно, я думаю. Приходится просто позавидовать, как же это ей удается, какое терпение и мудрость! Я ею просто восхищаюсь и очень уважаю ее!
2. Через несколько месяцев после знакомства, 2-го августа 1980 года, мы поженились. Мне очень приятно, что у нас свадьба состоялась в Тарту и регистрация брака тоже. И что знаменательно: на нашей свадьбе моя подруга из Кингиссепа нашла свою судьбу (мужа)  - друга моего мужа. Это Петр и Татьяна. Они тоже поженились, живут в Тарту, имеют 2-х дочерей. Мой муж и Петр оба окончили в свое время Тартускую Сельхозакадемию. Мы у них в Тарту были. 
3. После того, как поженились, базировались то в Нарве, то у меня в Кингисеппе. В Кингисеппе, в конечном счете, мне, как молодому специалисту, дали комнату, а до того мне где только не приходилось жить, даже в гримерке какое-то время. Помню, как приезжал театр Комедии из Ленинграда, и книгу мою одну ( по театру) «увели»...
Муж стоял на очереди на кооперативную квартиру, но сначала нам отказали. Поэтому какое-то время приходилось базироваться в общежитии на ул. Энерги, благо муж жил в то время в комнате один. Так что годом моего приезда в Эстонию можно считать 1981 год, когда я уже окончательно перебралась из России в Эстонию.
4. Ответ будет кратким: замужество. Подтолкнуло замужество. Ведь не зря же говорят: муж – голова, а жена – шея. По-моему, испокон веков так повелось, что жена переходит жить к мужу. В основном так, я думаю. Так что никогда, естественно, не было того, чтобы сидеть и думать: как бы переехать в Эстонию! Как-то судьба так сложилась, то ли стечение обстоятельств ( а как получилось, по-моему, я более подробно уже описала, рассказала выше).
5. Об Эстонии я знала то, что это одна из союзных Прибалтийских республик, ближе к Западу, а столица – Таллинн.
6. Каких-либо представлений не было. Как можно заранее угадать, какой будет жизнь. Жизнь идет своим чередом, и она, действительно, иногда преподносит какие-то сюрпризы. Я уже говорила, что до получения кооперативной квартиры (да-да, даже за свои деньги  была проблема получить квартиру) некоторое время приходилось жить в общежитии, в рабочем. И, естественно, контингент там был не самый лучший – это мягко говоря. Но тем не менее мы были молоды, красивы, одухотворенные, активные, жили полноценной культурной жизнью: ходили в Нарве на спектакли самодеятельных театров ( их тогда было несколько в Нарве), были бесконечные гастроли, ходили на танцы. Я очень любила танцевать и люблю до сих пор, хотя вес и фигура, конечно, не те! Иногда ходили в бары, в рестораны и т. д. В то время Адольф Кяйс еще был в Нарве и вел киноклуб при ДК. И туда ходили. И в Ленинград ездили на концерты, на спектакли.
7. Еще самые первые впечатления об Эстонии были до замужества, когда я работала в Кингисеппе в ДК. Иногда Дом культуры выделял для нас, для работников, машину, и мы ездили в Нарву в магазины. Особенно нам нравились эстонские молочные продукты. И теперь, надо заметить, творог с изюмом для нас – любимая каждодневная еда. И в первую очередь, конечно, это была поездка в изысканный, культурный, европейский, чистый город. Так что особо уже я даже не помню, чего я там из продуктов покупала, но само по себе посещение этого эстонского города было приятным. И, конечно же, пляж, Усть-Нарва. Я даже когда жила в Кингиссепе, хоть и редко, но выбиралась в Усть-Нарву. И мы знали, слышали, что там имеется дача певицы Ирины Понаровской!
8. Когда я перебралась в Эстонию, конечно, я думала, что буду работать по специальности, где-нибудь в ДК. Я обратилась в бюро по трудоустройству, но работы по специальности мне не оказалось. Сначала предложили кладовщицей, но когда узнали, что у меня все-таки среднее-специальное образование, то предложили Нарвскую автобазу, секретарем-машинисткой. Благо, я умела печатать, так как когда училась в Ленинграде, то приходилось печатать курсовые работы по режиссуре, по сценической речи: какие-то сценки, отрывки, стихи... Все-таки попозже нам повезло с квартирой – мы ее получили, нашу кооперативную квартиру (9-этажный кирпичный дом на Таллиннском шоссе). Как я выше указывала, упомянула, сначала нам отказали, но когда я, напоследок, зашла узнать, как раз в этот момент кто-то, видимо, отказался, и мы прошли, т. е. получили 2-х комнатную кооперативную квартиру, внесли первоначальный взнос. Дом построили и сдали, и мы, наконец-то, въехали в свою долгожданную квартиру. В то время все было дефицит. Это не сейчас, когда не знаешь, что выбирать, глаза разбегаются. Помню, хотела стенку купить, нам навязали мягкую мебель в придачу.
9. Первые соприкосновения с эстонцами были самые положительные. Еще когда работала в Автобазе № 13, там было несколько эстонцев в отделах. Помню, был начальник гаража такой, по-моему, Калаус. Еще был главный экономист – тоже эстонец. С обоими приходилось сталкиваться по работе, и они вызывали всегда только положительные эмоции: всегда тактичные, доброжелательные.
10. С 1985 г. мы живем в Таллинне (поменяли нарвскую квартиру тройным обменом). Когда мы с мужем пошли искать работу (он – инженером-конструктором, я – машинисткой), было очень много предложений. Но мы выбрали Таллиннский машиностроительный завод (ТМЗ). Я проработала до 1997 г. на заводе и, после сокращения, потеряла работу. После сокращения я искала любую работу, была согласна идти даже уборщицей. Но, к счастью, муж в какой-то газете прочел интервью с одной моделью (Наташей из Художественной Академии). Я с радостью побежала туда и, слава Богу, была принята моделью. Кроме Художественной Академии, мы, модели, еще бегали в художественную школу и другие художественные студии, где только возможно. Работа модели – это тяжелый труд, но так как я считаю себя творческим человеком, работа мне не была в тягость, а наоборот в радость. Возможно, я покажусь нескромной, но я считаю, что я была интересной моделью, и я рада и довольна, что в альбомах Художественной Академии сохранились работы с моим изображением. Когда мне исполнилось 58 лет, я прекратила работать, оформила себе раннюю пенсию, так как, во-первых, деньги были очень маленькие, а во-вторых, не хотелось, чтобы на моих изображениях было много морщин... А ведь с годами они, к сожалению, только прибавляются. Но я не унываю! Опять, может, покажусь нескромной, однако считаю, что я выгляжу не так уж плохо, а наоборот, очень даже ничего! Конечно, мы не ходим сейчас, как раньше, по танцам, по театрам, по кино, но я нахожу много интересного для себя: я смотрю, стараюсь, во всяком случае, смотреть, документальные передачи, некоторые шоу: «Пусть говорят», Малахова, «Дом-2», «Живут же люди», «Квартирный вопрос», «Дачный совет», «Званый ужин» и т.д. Мне все интересно! У меня есть возможность спокойно в рабочее время, выбирая, посещать магазины, не спеша покупать продукты... И, чего тут скрывать, «играть на ценах» тоже! Почему бы нет?!  
Мы живем скромно. У нас нет мобильных и компьютера (да просто не хотим!), нет дачи, нет машины. Но от этого я не чувствую себя ущербной. К примеру, зачем нужна машина, если нет дачи. В Таллинне прекрасный транспорт! И мы прекрасно обходимся без машины. Я, конечно не все, но многое умею делать: обои сама клеила, только кое-где муж помогал. Конечно, это не евроремонт, но более-менее уютно! С мужем вместе стелили линолеум на кухне и в прихожей. Могу закрутить шуруп, вскрыть и прочистить раковину в ванной, все шторы в квартире сшила тоже сама. Так что дома всегда забот хватает!
11. Я поддерживаю связь с родственниками. Их много. О них я выше писала. Двоюродный брат мужа с женой уехал в Псков. С ними раньше была переписка, но потом они прекратили писать. Мы у них несколько раз были во Пскове, а они сами так ни разу больше и не приезжали в Таллинн. Конечно, они уже сейчас совсем старенькие, они старше нас!
Еще раньше у меня была переписка со школьной подругой из Татарии, но потом заболел папа, и у меня уже не было возможности и времени поддерживать еще и дружеские отношения. Ведь дружба требует внимания, времени, а когда нет такой возможности, начинаются  какие-то обиды, упреки. А кому они приятны? И, так как-то, все сошло на нет. Но я надеюсь, что если выкроится время, возможность, то всегда можно встретиться, поговорить. Я всегда бываю с людьми общительна, и если люди ко мне нормально относятся, бываю всегда доброжелательна.
18. Мои некоторые мысли, размышления... Моя мечта о театре не осуществилась, я не стала артисткой, но я ни о чем не жалею. Я считаю, что я прожила интересную, полноценную, разнообразную, полную впечатлений жизнь. Кем я только не работала! Да, я не стала какой-то известной артисткой, крупным специалистом, но я довольна своей жизнью. Пусть я была «маленьким человеком», может, образно выражаясь, «какой-то букашкой», но я всегда и везде старалась работать честно, со всей отдачей и с душой, добросовестно. И вносила какую-то свою частичку, крупицу, приносила какую-то пользу. И я довольна! Теперь я, как говорится, на заслуженном отдыхе, на пенсии, но жизнь мне интересна! И я желаю себе, и всем вам, дорогие люди, научиться найти какие-то радости даже в малом. В выходные, например, готовлю свою фирменную пиццу и яблочный пирог с корицей... О-го, скоро время около пяти часов: начинается «Дом-2»... Ну как там молодежь наша поживает?! Скорей к телевизору!...     

Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран