Николай Павленко, участник проекта
«Сокровищница памяти» - это благородная акция, которая вселяет оптимизм.

Межнациональные отношения всегда и везде  были одной из сложнейших общественных проблем, и Эстония в этом смысле не исключение. Ситуация в этой сфере заметно осложнилась после событий т.н. «бронзовой ночи», и сейчас приходится признать тот факт, что интеграционный процесс в Эстонии переживает в известном смысле кризис. Поэтому «Сокровищница памяти» - это очень своевременная акция. Независимо от того, каким будет окончательный итог этой акции, она имеет положительное воздействие уже хотя бы потому, что она вообще начата. Люди, не принадлежащие к эстонской нации, но считающие Эстонию своим родным домом, получили в буквальном смысле этого слова право голоса. Причем – и это очень важно – эти голоса прозвучали на двух языках – русском и эстонском. Значит есть надежда быть услышанным и понятым. 
Насколько сложна ситуация в области межнациональных отношений в Эстонии? Уместно ли использовать термин «кризис» применительно к  интеграционному процессу?
Для того, чтобы ответить на эти вопросы, достаточно взглянуть на заголовки статей в масс-медия Эстонии.
Вот несколько примеров из русскоязычной прессы Эстонии («День за Днем», «МК-Эстония», «Вести»:
«В сети Facebook призывают говорить с русскими только по-эстонски»; «Право быть русским»; «Ученые: эстонизация русских сделает их опасными»; «Об интеграции и так, и сяк»; «Интеграция без принуждения»; «Зачем возвращаться в Эстонию»; «Между ассимиляцией и изоляцией»; «Трехъязычная Эстония»; «Русский вопрос по-фински»; «Как привязать русских к Эстонии»; «О дружбе народов»; «Как найти друзей среди эстонцев?»; «Интеграция: под крышей дома твоего?»; «Растет эстонец, корней не знающий»; «Почему русские не поют и не танцуют?»; «Зачем русским учиться на учителя?»; «Диалог с негражданами вести можно, но в политику их пускать нельзя»; «Аналитик: почему в области гражданства мы позади Европы всей?»; «Два инфопространства, или Каждый о своем»; «Интеграция в буржуазной Эстонии: в дружбе и уважении»; «Правящие партии не верят в собственную интеграционную программу?»; «Все равно мы все уедем»; «Что мешает русским любить Эстонию?»; «Русские школы должны оставаться русскими»; «Что стало с интеграцией?» - и совсем трагическая безысходность – «Похороны интеграции».  

МЫ и ВЫ.
Может быть национальные общины настолько разобщены, что эстонской общине все проблемы русскоязычного населения кажутся  чужими и надуманными? Нет, к счастью, пока в общественной дискуссии преобладает схема « МЫ и ВЫ», а не «ОНИ», т.е. как что-то очень далекое и чужое. Вот заголовки из эстонских газет и журналов:
 „Kas jätkuks sallivust?” (Avalik teenistus on mitte-eestlastele suletum kui vanasti liidutehased eestlastele ....Suurim problem on, et muulaste seisukohti ei taheta eestis arvestada); „Pronksiöö seadus on tehtud!”; „Venelased ja eestlased” (See, kes pöördub ära sünnimaast ja sulandub kergelt uude, tundub kerglasena); „Mida arvavad venelased”; „Sudeedivenelased ja kohalilik gauleiter” (Eesti on jõudmas samasse olukorda, kus olid tšehhid enne Teist maailmasõda); „Mittekodanikud ja inimesed”; „Kas rahvusel on iseloom? (kui rahvuslikel stereotüüpidel ka puudub tõepõhi, on nad ometi olulised); „Igaühest ei pea saama eestlast”; „Venelased Eestis: pooltõdede labürindis (Võimatu on isegi kujutleda, mis võiks venelasi kui poliitilist pedaali asendada... Surve läänest kattub kurikuulsa survega idast ehk kodakondsuse nullvarianndiga); „Liisi Keedus: kallid ja mõttetud venelased?”; „Eestlased – saared ja meri, venelased – tuhamäed ja korstnad”; „Venelasi on riigitööl ebaloomulikult vähe”; „Ülle Lichtfeldt: vene teema saadab mind lapsepõlvest”; „Kolgata tee kodakondsuse poole”; „Kas eestivene kultuur on olemas?”; „Mine Ida-Virru, palk kasvab 30%”, „Jüri Toomepuu: Ma ei vaata venelasi läbi kuulipildujasihiku, kuni nad meid ei ründa”, „Pronksmässu järelkaja”, „Eestimaa oma venelased”.

Побольше прагматизма
В Швейцарии проживают четыре государственные национальные общины, которые используют соответственно четыре языка – немецкий, французский, итальянский и ретороманский (на нем говорит 60 000 человек или 1%  процент населения Швейцарии). За все время существования этого государства ни одна из крупных национальных общин даже не предпринимала попыток присоединиться к «большой» исторической родине, хотя французский кантон граничит с Францией, немецкий - с Германией, итальянский – с Италией. Почему там нет никакой программы интеграции, не проводятся мероприятия «дружбы народов» (каждый кантон живет почти как отдельное национальное государство), но за границей жители этой страны все гордо называют себя не немцами, фрацузами или итальянцами, а швейцарцами? У нас много эмоций в налаживании межнациональных отношений и крайне мало прагматизма.

Диалог должен быть постоянным
Я глубоко убежден, что одной из главных причин, по которым резко замедлилось развитие межнациональных отношений и интеграционный процесс – это то, что в Эстонии отсутствует диалог между национальными общинами как  постоянно действующий механизм. У нас масса интересных и полезных мероприятий, направленных на улучшение межнациональных отношений и совершенствование интеграционного процесса, но, к сожалению, подавляющее большинство этих мероприятий носит разовый характер. Например, встретились в рамках проекта один раз, а потом на несколько лет забыли друг о друге. К сожалению, круглые столы национальных меньшинств, по крайней мере в нынешнем их виде, не приняли на себя функций постоянно действующего механизма диалога. Мы проводим отдельные мероприятия, а нужна системная работа.

Свои среди своих
И проект «Сокровищница памяти», увы, тоже скоро завершится. Однако результаты его останутся на странице в Интернета, и есть надежда, что воспоминания будут опубликованы  в отдельной книге. Иными словами, и много лет спустя эти материалы будут способствовать лучшему взаимопониманию людей. Никто не обязывал людей принимать участие в этой акции, а посему и мнение этих людей  - это уникальный документ, это еще одна возможность представить, чем на самом деле живут люди в Эстонии.


Проект поддерживают Европейский Союз, Министерство Културы, Фонд интеграции и миграции  "Наши люди", Европейский фонд интеграции граждан третьих стран